страны:

  Пишите нам:
 

 

 

Счётчики:

 

Мы отказались от яда лжи

 

 

 

10.06.2019

Художнику Гюставу Кюрбе – 200 лет

Исполнилось 200 лет со дня рождения замечательного французского художника портретиста-реалиста, участника Парижской коммуны Жан Дезире́ Гюста́ва Курбе́ (10 июня 1819 — 31 декабря 1877), – одного из крупнейших французских художников XIX века, завершителей эпохи романтизма и основателей реализма в живописи.
Гюстав Курбе родился во французском Орнане, расположенным во Франш-Конте, в 25 км от Безансона, около швейцарской границы. Его отец, Режис Курбе, был владельцем виноградников. В возрасте 12 лет будущий художник начал посещать семинарию. Но поведение юного семинариста оставляло желать лучшего: никто не брался отпускать ему грехи. Так или иначе, в 1837 году по настоянию отца Гюстав поступил в Collège Royal в Безансоне, что, как надеялся его отец, должно было подготовить его к дальнейшему юридическому образованию. Одновременно с обучением в коллеже, Гюстав посещал занятия в Академии, где его учителем был Шарль-Антуан Флажуло, ученик крупнейшего французского художника-классициста Жака-Луи Давида. В 1839 году он отправился в Париж, дав отцу обещание, что будет изучать там юриспруденцию. Там Курбе познакомился с художественной коллекцией Лувра. На его творчество, в особенности раннее, большое влияние впоследствии оказали малые голландцы и испанские художники, в особенности Веласкес, у которых он заимствовал общие тёмные тона картин. Гюстав не стал заниматься юриспруденцией, а вместо этого начал занятия в художественных мастерских, прежде всего у Шарля де Штейбена. Затем он отказался от получения формального художественного образования и стал работать в мастерских Суисса и Ляпена. В мастерской Суисса не было специальных занятий, студенты должны были изображать обнажённую натуру, и их художественные поиски не ограничивались преподавателем. Этот стиль юному художнику наиболее подходил.
В 1844 году первая его картина, «Автопортрет с собакой», была выставлена в Парижском салоне. С самого начала художник показал себя крайним реалистом, и чем далее, тем сильнее и настойчивее следовал по этому направлению, считая конечной целью искусства передачу голой действительности и жизненной прозы. В конце 1840-х годов официальным направлением французской живописи все ещё был академизм, и работы художников реалистического направления периодически отвергались устроителями выставок. Так, в 1847 году все три работы Курбе, представленные в Салон, были отвергнуты жюри. Более того, в этом году жюри Салона отвергло работы большого числа известных художников, включая Эжена Делакруа, Домье и Теодора Руссо, так что они вынашивали планы о создании собственной выставочной галереи. Планы не осуществились из-за начавшейся революции. В результате в 1848 году все семь работ Курбе, представленных жюри, были выставлены в Салоне, но ему не удалось продать ни одну картину. При уме и значительном таланте художника, его натурализм, приправленный, в жанровых картинах, социалистической тенденцией, вызвал много шума в артистических и литературных кругах и приобрёл ему немало врагов (к ним относился сын Александра Дюма), хотя также и массу приверженцев, к числу которых принадлежал известный писатель и теоретик анархизма Прудон. В конце концов Курбе стал главой реалистической школы, возникшей во Франции и распространившейся оттуда в другие страны. Уровень его неприязни к прочим художникам дошёл до того, что в течение нескольких лет он не участвовал в парижских салонах, а на всемирных выставках устраивал из своих произведений особые выставки, в отдельных помещениях. В 1871 году Курбе примкнул к Парижской коммуне, управлял при ней общественными музеями, был комиссаром по культуре и руководил низвержением Вандомской колонны – считавшейся у коммунаров памятником варварству, символом грубой силы и ложной славы, утверждением милитаризма, отрицанием международного права, постоянным оскорблением побеждённых со стороны победителей, непрерывным покушением на один из трёх великих принципов Французской республики — Братство. Примечательно, что сам Курбе, в отличии от большинства коммунаров, был против полного уничтожения колонны, он высказывался лишь за то чтобы перенести этот памятник производящий «впечатление кровавого ручья в мирном саду», на эспланаду Дома инвалидов и установить на пустынном месте, посещаемом главным образом военными. После падения Коммуны он отсидел по приговору суда полгода в тюрьме и позже был приговорён к восполнению расходов по восстановлению разрушенной им колонны. Это заставило его удалиться в Швейцарию, где он и умер в 1877 году, отказавшись возвращаться во Францию, пока не будет объявлена всеобщая амнистия.
Наиболее интересные из произведений художника: «Похороны в Орнане», «Косули у ручья», «Драка оленей», «Волна», «Послеобеденное кофе в Орнане», «Разбиватели шоссейного камня», «Пожар» (картина, в связи со своей антиправительственной темой, была уничтожена полицией), «Деревенские священники, возвращающиеся с товарищеской пирушки» (едкая сатира на духовенство), «Купальщицы», «Женщина с попугаем», «Вход в долину Пюи-Нуар», «Ораньонская скала», «Олень у воды». В пейзаже «Порыв ветра» – талант художника выразился ярче и полнее всего. Курбе — автор нескольких скандальных, не выставлявшихся, но известных современникам эротических картин («Происхождение мира», «Спящие» и др.); это также органично вписывалось в его концепцию натурализма. Картина «Происхождение мира» дала художнику не просто широкую известность, нет это настоящий скандал современности, который продолжается до сегодняшнего дня. Эту картину не показывали публике до 1988 года. Сейчас эта работа экспонируется в бруклинском музее за бронированным стеклом и под постоянной охраной.
Курбе неоднократно на протяжении всей жизни отзывался о себе как о реалисте: «Живопись заключается в представлении вещей, которые художник может увидеть и коснуться… Я твёрдо придерживаюсь взглядов, что живопись — предельно конкретное искусство и может заключаться лишь в изображении реальных, данных нам вещей… Это совершенно физический язык».

к.с.-х.н. Родионов В.А.

 


09.06.2019

Это письмо пришло на наш сайт, и редакция сочла его не только интересным, но и весьма важной ту информацию, те эмоции и реакцию на реорганизацию образования в Болгарии. Ниже мы публикуем его без купюр с некоторыми стилистическими и грамматическими исправлениями для лучшего понимания, тем более, что в РФ зачастую идут весьма схожие процессы.
/От редакции - Пугачёва Р.Б./

 

История Болгарии


Интересно, что на здании министерства образования Болгарии табличка с наименованием министерства написана на английском языке, что не регламентировано никаким законом. Только в колониях местный язык замещается языком метрополии.

6-7 апреля 2019 г. в Софии проведен очередной круг обучения учителей истории, организованный Министерством образования. Такие занятия организуются не в первый раз, но впервые за долгие годы государство оплачивает все расходы специально командированным преподавателям со всей страны. Причина прозаическая – с начала этого года министерство проводит исключительно агрессивную кампанию по тотальной подмене методики, по которой преподавалась история Болгарии. Основной целью является заставить болгарских учителей внушить болгарским детям, что главный враг Болгарии – Россия, а самый близкий друг – Турция, что турецкое рабство не существовало, что болгары добровольно принимали ислам и с легким сердцем давали мальчиков в янычары, что болгарский народ не является славянским, и что наибольшее зло в истории Болгарии – это коммунизм 1944-1989 гг. Несколько учителей подробно рассказали о том, как проходит семинар, и как себя ведут «обучающие». Цитирую одно из писем:
«Вы просили меня написать, как проходит обучение учителей истории, организованное МОН. Такое обучение проводится с начала года, каждую неделю. Имеется обязательна квота, и из каждой области посылают по три учителя или экспертов районных отделов образования. До сих пор обучены 10 групп по 75 человек в каждой. Так как капацитет залов ограничен, группы делятся на три, в которых преподают различные преподаватели из Софийского университета, Юго-западного университета, Болгарской академии наук, Новогоболгарского университета, Шуменского университета. Часть преподавателей – это доц. Антоний Гылыбов и проф. Эвелина Келбечева…
Наименование лекций просто: «Обучение учителей по истории и цивилизации относительно новых программ в десятом классе». Обучение длится 5 дней и целиком финансировано Министерством.
От коллег, которые уже прошли обучение, мы узнали, что одна из «новостей», которые мы узнаем – это, что «не было турецкого рабства», и это повторяли и в третий раз. Одной из последних групп проф. Рая Заимова сказала, «христианские семейства давали по мальчику, так как у них было много детей, чтобы были мир да любовь и всем жилось хорошо (и это о «кровной дани»!). И исламизация была «дорогой к просперитету», «вдали от центров официальной религии болгарский крестьянин не мел чувства фатального выбора» (об исламизации), и что «большая часть болгарских святых были наказаны смертью, потому что «сначала приняли ислам, а потом от него отказались». Во всех группах преподаватели утверждали, что исламизация была эпизодической, не так уж агрессивной, и в большой степени добровольной.
Другое, что произвело на меня впечатление – это утверждение, что во всех несчастиях Болгарии виновна Россия, как начнете с походов Святослава в Х в. Но мы – болгары, целых семь раз успели выкрутить руки России, в том числе, заставили вести её Освободительную войну, которую она вообще вести не хотела. Но мы ей выкрутили руки! И сегодня мы должны освободиться от этой рабской эмоциональности, которая нас с ней связывает, и надо перестать говорить о любви и привязанности к освободительнице, что является полной глупостью.
Детям уже не надо преподавать факты, годы, события и личности! Надо им объяснять идеологии. Это и есть истинно важно, чтобы они стали мыслящими людьми с европейскими ценностями (доц. Лычезар Стоянов). Никаких положительных достижений не было в период 9 сентября 1944 – 10 ноября 1989 гг. Это был самый мракобесный период в болгарской истории! Ничего хорошего тогда не случалось! И поскольку в зале наступило волнение, преподаватель повысил тон и сказал: «Это государственная директива, и мы ДОЛЖНЫ преподавать таким образом, иначе подлежим суду». И задал нам вопрос: «Вы должны знать, что министерство платит много денег, чтобы вы тут присутствовали, делайте, что вам говорят…(о деньгах он говорил несколько раз).
Я знаю, что не хочу, чтобы моей дочери так преподавали, я хочу сам ее обучать и внушить ей другие ценности. Потому вам пишу, мне очень тяжело. Я знаю, что продолжу работать так, как знаю, как меня учили далеко более достойные люди, чем те, с которыми пришлось столкнуться. То же самое говорят и мои коллеги, с которыми мы беседовали в перерывах. Но, к сожалению, были и такие, что вели подробные записи, убежденные, что им сообщают настоящую
ИСТОРИЮ БОЛГАРИИ.
Не знаю, осмелятся ли мои коллеги подтвердить все это. Такой страх царит в нашей системе!...».
Колониальный режим в Болгарии пытается буквально переписать историю страны и окончательно превратить наших детей в аморфную массу без национального самосознания. Министерство образования контролируется людьми, называющими себя патриотами…Стыдно, что колониальную политику проводят люди, называющие себя патриотами. Но у болгар нет другого выхода – или уничтожить эту колониальную опухоль, которая убивает наш народ, или эта опухоль нас прикончит. И тогда деградация превратит наших детей в янычар, верных чужим государствам, делам и культурам.

К. КОСТАДИНОВ
 


27.04.2019

Katharine Gun’s Risky Truth-telling


Оригинал: https://consortiumnews.com/2018/03/02/katharine-guns-risky-truth-telling-2/


Если не понимаете по-английски, попробуйте Гугл-перевод или т.п.
Что характерно, российские "СМИ" почти полностью проигнорировали историю Кэтрин Ган.


18.04.2019

Гражданская война в Испании 1936-1939 гг.: прошло восемьдесят лет


Я хату покинул, пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать.
Михаил Светлов
 

Воспоминания о событиях восьмидесятилетней давности возвращают нас к первому вооруженному противостоянию левых сил и поднимающего голову фашизма – гражданской войне в Испании. Для советских людей эта война стала символом пролетарского интернационализма в действии.
В 1920-х – 1930-х гг. политическая обстановка в Испании была нестабильна. У власти сменялись демократические (левые) и националистические (правые) правительства. С победой демократов в 1931 г. была установлена республика; король Альфонс Тринадцатый покинул страну. Церковь, традиционно имевшая огромное влияние в стране, была отделена от государства, на 40% сокращено количество офицеров в армии, начата аграрная реформа. В 1933 г. реформы были приостановлены, т.к. на выборах одержала победу ультраправая партия «Испанская фаланга». Начались волнения, в частности, восстали шахтеры в Астурии; восстание было подавлено правительственными войсками под руководством члена «Испанской фаланги» генерала Ф.Франко.
Стремительно растущая коммунистическая партия Испании к октябрю 1934 года насчитывала около 20 000 членов, к началу 1936 года — около 85 000. Социалисты и коммунисты объединились, в декабре 1935 года к ним добавились Левая республиканская партия, Республиканский союз и Национальная республиканская партия. В январе 1936 года все они, а также анархисты, националисты Каталонии и Страны Басков подписали соглашение о создании Народного блока – будущего Народного фронта.
На выборах 18 февраля 1936 года Народный фронт завоевал 268 мест в парламенте из 473. С сентября 1936 г. по март 1939 г. правительство Испании возглавляли социалисты Ф. Ларго Кабальеро и Х. Негрин.
Республиканское правительство объявило амнистию политзаключенных, продолжило земельную реформу. Крестьяне на местах сами захватывали пустующие земли. Предприниматели останавливали заводы – рабочие брали их в свои руки и запускали вновь. Была продолжена реорганизация армии, многих подозрительных генералов выслали в удаленные провинции и колонии. Из колонии, из испанского Марокко, и поднялось пламя гражданской войны.
18 июля 1936 года радиостанция г. Сеута (находится на африканской стороне Гиблартарского пролива) передала в эфир фразу: «Над всей Испанией безоблачное небо». Это был сигнал к началу военного мятежа, к началу государственного переворота в Испании. Возглавил заговор против законного республиканского правительства недавно высланный генерал Франсиско Франко. Мятежные колониальные войска переправились через Гиблартар и Средиземное море и двинулись на север. На захваченной ими территории начались репрессии против сторонников законной власти. Так, 19 августа 1936 г. в Андалусии был расстрелян поэт Фредерико Гарсия Лорка, известный своими симпатиями к республиканцам; после этого книги Гарсиа Лорки на много десятилетий были запрещены в Испании.
Города, в которых располагались крупные военные гарнизоны, сдавались Франко. По всей стране к мятежу присоединилось подавляющее большинство офицеров (10 000 против 1000) и значительная часть (50 000 против 22 000) пехотинцев; флот и авиация остались верны республиканскому правительству. В Мадриде, Барселоне, Толедо рабочие, получив оружие, разбили мятежников.
До осени 1936 г. больше половины территории Испании перешло в руки Франко, объявившего о сформировании своего правительства в городе Бургос.
Когда генерал Франко объявил себя главой государства и верховным главнокомандующим (каудильо), его сразу же признали Германия и Италия, где у власти были фашистские режимы. Они направили ему в помощь крупный контингент военных инструкторов, 20 транспортных самолетов, 12 бомбардировщиков, транспортный корабль, германский добровольческий авиалегион «Кондор» и 125-тысячный итальянский экспедиционный корпус.
Правительства европейских стран по указке США придерживались нейтралитета, подписав соглашение «О невмешательстве в испанские дела».
Решение об оказании помощи со стороны СССР в ответ на просьбу главы правительства Народного фронта Ф. Ларго Кабальеро было принято советским руководством в сентябре 1936 года. Но еще в августе вместе с советским посольством в Испанию прибыли военные советники, затем начали прибывать первые советские добровольцы – сначала летчики, а затем танкисты, артиллеристы, инженеры, техники, моряки и другие военные специалисты. В 1936-1939 гг. в Испании находилось около 600 военных советников; число советских добровольцев было около 3,5 тысяч человек, в том числе 772 авиатора. Многие из них были отмечены высокими правительственными наградами, 59 из них (в том числе – 36 авиаторам) было присвоено звание Героя Советского Союза, некоторым посмертно.
В конце августа, когда стало ясно, что отряды испанской рабочей милиции не в состоянии противостоять регулярным войскам мятежников, поддерживаемых Германией и Италией, руководство европейских компартий начало разворачивать широкое движение солидарности с республиканской Испанией. Но еще раньше началось массовое добровольческое движение, охватившее как различные слои французского общества, так и иностранную экономическую и политическую эмиграцию во Франции. Десятки добровольцев на свой страх и риск переходили франко-испанскую границу, создавали в Испании отряды, центурии (сотни), колонны, которые сражались с мятежниками на различных участках фронта.
18 сентября 1936 г. Исполком Коммунистического Интернационала принял решение об организации интернациональных бригад для борьбы с фашизмом – боевых отрядов иностранных добровольцев. В их состав вошли антифашисты из разных стран: рабочие, крестьяне, студенты, ремесленники, инженеры, врачи, кадровые военные, писатели, художники.
Перед волонтерами возникали многочисленные трудности. Так, всем американцам, выезжавшим за пределы США, в паспортах ставился штамп: «Недействителен для въезда в Испанию». Далеко не все добровольцы, несмотря на конспирацию, благополучно добирались до Испании. Многие попадали в руки полиции, оказывались в тюрьмах, были высланы на родину, погибли в пути. Так, например, в марте 1937 г. полиция задержала 500 югославских добровольцев, которые должны были у острова Брач погрузиться на французский пароход «Корсика», и отправила их в тюрьмы. В мае 1937 г. при подходе к Барселоне итальянской подводной лодкой был торпедирован испанский пароход «Сиутат де Барселона», погибло около 300 добровольцев.
Интернациональные соединения и бригады представляли собой часть Республиканской народной армии. Всего было создано семь таких бригад, 35 тысяч человек из 54 стран. Больше всего среди иностранных добровольцев было гражданами Франции (почти 25 %), Польши (около 10 %), Италии (почти 10 %), Германии, США. Были и русские – из Палестины, из Канады, США, Аргентины, Польши, Литвы, указавшие в анкете на владение русским языком (всего 340 человек).
Заметим, что русские, в том числе белоэмигранты, воевали по обе стороны фронта. Война в Испании внесла раскол в белую эмиграцию. Около 80 приспешников Франко, награжденных им орденами, были белогвардейцами, которые пошли воевать за то, чтобы земля в Гренаде осталась у помещиков, рассчитывая, что сегодня Испания, а завтра это может быть и Россия. А среди интернационалистов были, например, известный в среде белой эмиграции поэт Алексей Эйснер или бывшие царские офицеры П.П.Дьяконов и А.В.Есимонтовский. Бойцами интербригад были немцы, бывшие приверженцы кайзера и Гитлера, известные впоследствии писатели-антифашисты Бодо Узе и Людвиг Ренн. Так мировая революция и мировая реакция противостоят друг другу в любой точке земного шара.
14 октября 1936 года на базу интербригад в городе Альбасете прибыла первая большая группа волонтеров в 500 человек, 15 октября – вторая в 700, а уже с 20 октября началось формирование 11-й интербригады, командиром которой был назначен советский генерал Моше (Манфред) Штерн. 10 ноября по базе был отдан приказ о формировании 12-й бригады под командованием генерала Матэ Залка (генерал Лукач; это его адъютантом был А.Эйснер, вернувшийся потом в СССР и написавший книгу о Залке «Человек с тремя именами»), а 20 декабря – 13-й бригады под командованием генерала К. Сверчевского (Вальтер), будущего заместителя министра обороны Польши в 1946-1947 гг., убитого в 1947 г. националистами.
Добровольцев из разных стран объединяла вера в мировую революцию, стремление остановить, уничтожить фашизм. Девиз интербригад «Они не пройдут!» – «Но пасаран!» был известен во всем мире. Интернационалисты ехали в Испанию бороться с фашизмом, зная, что их ждет нелегкая судьба, а то и смерть на испанской земле, ехали по зову сердца, готовые перенести все тяготы и трудности войны.
О стремлениях и настроениях интернационалистов так сказал К. Сверчевский: «Всех объединяла большая, самая высокая и революционная цель – вооруженная борьба с фашизмом, и ради нее немцы, итальянцы, поляки, евреи, представители национальностей всего мира до негров, японцев и китайцев включительно умели договориться между собой, находили общий язык, терпели равные невзгоды, жертвовали одной жизнью, умирали героями, были преисполнены одной и той же ненавистью к общему врагу».
Воинские формирования интербригад шли в атаку с «Интернационалом». Каждое мероприятие в их частях сопровождалось пением «Интернационала», партийных революционных песен разных стран.
Интербригады приняли участие практически во всех сколько-нибудь крупных операциях народной армии республики: под Мадридом, на реке Хараме, под Гвадалахарой, в наступлениях на Брунете и Сарагосу, в штурме и обороне Теруэля, в оборонительных боях на Восточном и Левантийском фронтах, в наступательной и оборонительной операциях на реке Эбро, а отдельные группы – в боях в Каталонии. В этих боях они несли большие потери, испытывали огромные трудности, но не теряли присущих им высокого боевого духа, стойкости, упорства, стремления наилучшим образом выполнить полученные приказы. У них были неудачи, особенно в первое время, и поражения, однако командование народной армии Испании оценивало их самым высоким образом, считало их лучшими частями по дисциплине, боеспособности, моральному состоянию. Характерно, что так же оценивало их командование противника. В информационном бюллетене итальянской дивизии «Сориа» говорилось: «Интернациональные части существенно отличаются от милиции большей храбростью, большей решительностью и наступательным духом, большей способностью к маневренным действиям». Если учесть, в какой обстановке и какими темпами формировались интербригады, какие трудности при этом у них возникали, то можно сказать, что их организаторы проявили невиданную энергию, решительность, чудеса находчивости и такую веру в начатое ими дело, что за невиданно короткие сроки смогли создать боеспособные воинские части, оставившие неизгладимый след в антифашистской войне испанского народа.
Поддержка СССР и самоотверженные боевые действия интербригад сорвали наступление Франко на Мадрид, а итальянский корпус был разгромлен в битвах при Хараме и Гвадалахаре.
К началу гражданской войны республиканцы располагали 214 самолетами. В течение 1936-1939 годов они получили от дружественных стран еще 1947 самолетов, из них 1409 поставил Советский Союз. За это же время еще 55 самолетов «И-15» были собраны республиканцами самостоятельно. Кроме того, СССР передал республиканцам 350 танков, 120 бронеавтомобилей, 1500 орудий, свыше 20 000 пулеметов, около 50 000 винтовок, несколько торпедных катеров, а также большое количество снаряжения, боеприпасов и топлива. Советские воины показывали примеры героизма. Танкисты капитан Поль Арман и его подчиненный лейтенант Семен Осадчий совершили 29 октября 1936 года под Мадридом первый в мире танковый таран. В ночь на 25 октября 1937 года в небе над Барселоной советским летчиком капитаном Е.Н. Степановым был совершен один из первых в мировой практике ночных воздушных таранов; лейтенант Михаил Якушин 26 июля 1937 года впервые в мире совершил ночную атаку вражеского бомбардировщика и добился успеха, уничтожив немецкий «Ю-52».
1937 год был тяжелым. Франкисты захватили города Малагу, Сарагосу, Брунете. Жизнь десятков тысяч испанских детей оказалась под угрозой. По просьбе республиканского правительства ряд стран согласились временно принять «детей войны», в том числе и Советский Союз. В течение 1937 года СССР принял около трех с половиной тысяч испанских детей и стал для них на многие годы второй Родиной.
Советские люди всем сердцем сопереживали героическому испанскому народу в его антифашистской борьбе. Они ловили каждое слово военных сводок из Испании, отмечали на карте линию фронта, позиции республиканцев и франкистов. Очень многие в знак солидарности носили испанские остроугольные пилотки с кисточкой. Дети в игротеке Московского Дома пионеров и октябрят играли в оборону Мадрида, за игрой со слезами на глазах наблюдали члены испанской делегации, приехавшей в СССР. «Испания стала воздухом, ею дышали», – писал советский военный корреспондент в Испании Илья Эренбург.
В период весны 1937 г. – осени 1938 г. развернулись военные действия в северных регионах Испании. Наибольшее сопротивление фашистам оказало население Страны басков, несмотря на то, что против них были высланы марроканские батальоны, отличавшиеся особой жестокостью. Франко запросил помощь у Германии. Позиции басков подверглись массовым бомбардировкам.
Трагическим символом испанской войны стал разрушенный германской авиацией басский город Герника. 26 апреля 1937 года германский легион «Кондор» совершил налет на Гернику, сбросив несколько тысяч бомб; шеститысячный город был уничтожен. Трагедии Герники посвятил свою картину испанский художник Пабло Пикассо, она была выставлена на Всемирной выставке в Париже. После поражения республиканцев Пикассо пришлось покинуть страну. Рассказывают, что в 1940 году после вступления германских войск в Париж к Пабло Пикассо пришли гестаповцы. На столе художника они увидели открытки с репродукцией «Герники». «Это вы сделали?» – задали незваные гости риторический вопрос. «Нет, – ответил Пикассо, – это сделали вы». Сам Пикассо говорил, что хотел бы видеть картину в музее Прадо, но только после восстановления в Испании республики (что и было выполнено в 1981 году).
Потери, понесенные интербригадами в весенних боях 1938 г., были огромными. Если в начале марта 15-я бригада насчитывала 2329 человек, то в начале апреля – только 160. В 14-й бригаде накануне боев насчитывалось 5150 человек, а в начале апреля всего 2580. Впервые франкисты в ходе этих боев захватили в плен большие группы пленных интернационалистов.
В сентябре 1938 г. ЦК компартии Испании принял решение о роспуске интербригад в связи с установлением фашистского режима в Испании и жестокими расправами с революционерами. Дальнейшая борьба добровольцев, сражавшихся в рядах интербригад, была признана нецелесообразной. Правительство Испании учредило специальную медаль, которой были награждены все интернационалисты. Каждому добровольцу вручили факсимильное издание – обращение Д. Ибаррури к иностранным добровольцам – «До скорого свидания, братья!» Выступая перед ними, Д. Ибаррури заявила: «Вы можете быть уверены, что воспоминания о вас будут вечно жить в наших сердцах... Пока существует Испания, будет жить в нас память об интернациональных бригадах».
Поражение республиканских войск в 113-дневной битве при Эбро в июле-ноябре 1938 г. предопределило исход гражданской войны.
Мятежникам удалось прорваться к Средиземному морю и отрезать от Испанской республики Каталонию. 23 декабря 1938 г. франкистские войска развернули генеральное наступление на столицу Каталонии Барселону. В середине января 1939 г. они сломили сопротивление республиканцев, и началось отступление частей народной армии к французской границе.
23 января в Каталонии, в поселке Палафружель состоялся общий митинг интернационалистов, единодушно принявший обращение к правительству разрешить им вновь вступить в народную армию. Вооружившись тем оружием, которое у них еще было, или получив его от испанских частей, интербригады уже 26 января заняли оборонительные позиции севернее Барселоны. В течение двух недель они с боями отходили к французской границе. 10 февраля насчитывавшая в своих рядах всего около 1500 человек 35-я дивизия вышла к границе и на следующий день, построенная в колонны, с оружием в руках, под знаменами во главе с командирами частей пересекла границу, сложила оружие и в походном порядке направилась в концлагерь Гюрс, спешно сооруженный именно для бойцов республиканской армии и интербригад. В концлагеря попали и другие группы интернационалистов и республиканцев, отошедшие во Францию.
Война закончилась в апреле 1939 г. победой франкистов, поддержанных нацистской Германией и фашистской Италией. 1 апреля 1939 г. года Франко выступил по радио, заявив, что гражданская война закончена. Спустя несколько часов США, затем Англия и Франция признали правительство Франко с его фашистским режимом.
На параде в честь своей победы, вскинув руку в фашистском приветствии, Франко заявил: «Мы навсегда покончили в Испании с идеями энциклопедистов». В Испании установилась диктатура Франко, просуществовавшая до смерти диктатора, до ноября 1975 года. Франко провозгласил себя пожизненным правителем страны, назначив себе в преемники внука бывшего короля Альфонса Тринадцатого принца Хуана Карлоса.
В Испании начались жестокие репрессии, была развернута система тюрем и концентрационных лагерей. Людей арестовывали по подозрениям в противодействии местной власти, казнили без предъявления обвинений. Жертвами казней стали 40 тысяч испанцев. Испанию покинули более 600 тысяч человек, в том числе драматург Альберто Касона, художник Пабло Пикассо, философ Ортега-и-Гассет.
В годы правления Франко Гражданская война именовалась не иначе как «священное восстание», погибших во время войны франкистов называли мучениками, «павшими во имя Бога и Испании», а республиканцев – «врагами Испании». Конная статуя генерала Франко простояла на мадридской площади Сан Хуан де ла Круз 45 лет.
Лишь в 2007 году режим Франко был официально осужден, а приговоры, вынесенные во время его правления, признаны недействительными. Был принят «Закон об исторической памяти», в котором предусмотрен снос монументов франкизму, удаление мемориальных досок и переименование улиц и площадей, названных в честь франкистов и их побед в годы гражданской войны. Отдельная статья посвящена мемориалу в «Долине павших». Гигантское сооружение, призванное увековечить Ф. Франко и идеолога франкизма, основателя «Испанской фаланги» Хосе Антонио Примо де Ривера было построено в 1942 году каторжанами-республиканцами. Каждый год 20 ноября тут собирались приверженцы франкизма, что теперь запрещено. По закону «Об исторической памяти» (2007 г.) «Долину павших» предполагается превратить в мемориал жертвам франкизма.

Речка Тахо, речка Тахо под Толедо...
Над зеленою водой бормочет птаха.
Желтоватая долина - как тарелка.
Трещинка на дне долины - речка Тахо.
А Толедо - как нахмуренное чудо.
Как далекий отзвук рыцарского гимна.
Тусклым золотом блестит его кольчуга...
Я не слушаю начитанного гида.
Голос гида для меня звучит нелепо.
Почему-то мне глядеть на город больно.
Слишком долго я шагал к тебе, Толедо!
Исполняются желанья слишком поздно...
Снова память подымается из праха.
Вновь клянутся пацаны у школьной карты.
Крепок долгий сон бойцов интербригады...
Ты - как трещинка на сердце - речка Тахо.

Роберт Рождественский


В СССР потомки испанцев создали в 1967 году общественную организацию «Испанский центр» («Центр изучения испанской культуры»), действующую и поныне. 16 марта 2019 года в Центре состоялось открытие выставки «Небесное Братство. Дружба советских и испанских летчиков в военные годы», посвященной окончанию гражданской войны в Испании. На мероприятии речь шла об участии советских летчиков-добровольцев в гражданской войне в Испании и испанских летчиков – в Великой Отечественной войне; были представлены уникальные фотографии, документы, личные вещи, находки поисковиков, модели самолетов. Фотографии с открытия выставки мы предлагаем вниманию читателей.

http://hotpleer.ru/?s=катюша+на+итальянском
https://www.youtube.com/watch?v=Wj2ComEOYUo франция
https://www.youtube.com/watch?time_continue=4&v=NsWxqLsajBU сербия
https://www.youtube.com/watch?v=3lW733ZhKvg - испанская песня с хроникой
https://biffhard.net/a/880752586-гимн_американских_волонтеров_
батальона_им_линкольна_испанских_интербригад/
https://rutube.ru/video/f5c24ed7be8b9ef4192c1ad59e12b414/
https://pesniclub.com/text/катюша-на-итальянском-текст

Е.А. Ефимова





 


Архив за 02.2018-04.2019 г.
Архив за 12.2016 г. - 11.2017 г.    Архив статей за 11.2015 - 04.2016 гг.
Архив за апрель - ноябрь 2016 г.
Архив за 01-11.2015г.     Архив за 2014 г.